Показаны записи 1 - 30 из 284
стальная божия коровка приносит с неба божий хлеб и божье молоко и божьи патроны к нашим акээм
когда нибудь и ты вернёшься но вместо города найдёшь вьюнок по стенам и деревья проросшие сквозь этажи
косу ей заплетает ветер вплетает ленты и цветы песок хвою ракушки стаю взлетающих с залива птиц
дед во дворе играет в шашки весь хлеб закончился вчера и я кладу варенье ложкой из банки прямо на язык
я днём невозмутим и светел а ночью наступает ночь и сны как мятые записки просунутые мне под дверь
пока стирала обронила в реке колечко с бирюзой и вот идёт на мне жениться слепая тёмная вода
я продал тень сказал аркадий не отрываясь от станка в театр теней пускай играет поездит по миру пускай
семён всё ходит но не может колготки выбрать для себя есть потемнее есть плотнее но нету с дырками для глаз
зухра на бешеных собаках сорвалась из москвы в иркутск мелькают города и реки дрожыт щекастая луна
ко мне на остров только мёртвых мужчин приносит и пришлось по старым книгам научиться их приспособить для любви
я гладкий ровный и блестящий но не берёт меня никто а вот семён истёртый мутный весь в отпечатках пальц и губ
опаздывая на работу ел по дороге бутерброд навстречу люди и собаки шли не здороваясь со мной
а после смерти попадаешь в счастливый шумный диснейлэнд и микки маус улыбаясь не выпускает из него
ночной портье в атласном фраке зажег свечу налил коньяк и ждёт когда ночной электрик придёт на запах коньяка
илью слепил из манной каши один из маленьких богов принёс лилит поставил рядом не плачь не плачь ей говорит
я к богу рыб пришол и молча спросил а можно поменять способность говорить на плакать и чтоб никто не видел слёз
открыл подарок там рядами лежат наборы хромосом и понял что теперь собаку придётся делать самому
из проститутошной арсений идёт с зарплатой за январь уволюсь господи уволюсь пойду на тракторный завод
не приноси домой поэтов оставиш их на пять минут уже в чернилах все и плачут протяжным голосом стихи
слепая нищая старушка вчера стояла здесь и снег ты помнишь медленно ложился в её раскрытую ладонь
очистишься песком и ветром до состояния стекла и ощутишь морских драконов пронизывающий полёт
нас вымыли одели дали учебник неродная речь а там как виселицы буквы слова как щелканье кнута
смотрю в лицо чужой старухе читая клинопись морщин вдруг понимаю эта строчка оставлена когдато мной
у камней каменное небо не изменяющее цвет воды размеренные капли и саламандры вместо птиц
несёт пустая электричка меня из питера домой и я читаю остановок названья задом наперед
молчу поскольку не желаю произносить ненужных слов а нужные слова ни вами ни мной не изобретены