Показаны записи 1 - 30 из 277
мы согревались камасутрой горела долго но смешно и непристойно шевелились картинки в пламени печном
а этот дяденька десантник лежит в фонтане пятый год и на тельняшке как чешуйки монетки мелкие блестят
прицелами соприкоснулись у президента на груди и ты мне уступаешь место перебираясь на висок
лежу в кровати и стараюсь на свет под дверью не смотреть не слушать музыку и мама стараюсь мама не кричать
в кармане прошлогодней куртки лежал автобусный билет и горсть монеток чтоб вернуться так и не брошенных тогда
откуда дует этот ветер бросающий в лицо не снег а мокрые обрывки лживых дурацких вкладышей лав из
как размножаются трамваи вот вы не знаете а я теперь ни ездить на трамваях ни размножаться не могу
сидят вороны на заборе а под забором я лежу смотрю невыклеванным глазом в пустое небо костромы
советский кафель попадает после ремонта прямо в ад на стены чтобы как больница или вокзальный туалет
адель выгуливает рыбу и вдруг навстречу густав климт пал на колени трогал рыбу за золотую чешую
фломастером рисую маме улыбку в паспорте и пусть все милиционеры знают на ком жениться надо им
не приноси домой поэтов оставиш их на пять минут уже в чернилах все и плачут протяжным голосом стихи
семен украл с олимпа чтото а что не видно в темноте тогда семен решил вернуться украсть огонь и посмотреть
когда нибудь и ты вернёшься но вместо города найдёшь вьюнок по стенам и деревья проросшие сквозь этажи
снаружи отблески геенны похожи на костёр друзья подходят греются смеются гитару ктото достаёт
смотрю в лицо чужой старухе читая клинопись морщин вдруг понимаю эта строчка оставлена когдато мной
руфь посадила на прилавок большого сонного ежа и мне отсчитывает деньги за яблоки и молоко
выходит бог войны на площадь и начинает рисовать горящими карандашами карикатуры на людей
отец вернулся поздней ночью зашол проверить как мы спим и пахли тёмной зимней рыбой его штаны и рукава
олег заглядывает в окна а в окнах нету никого все в горнице где нету окон где свечи чорные горят
приходит смерть потом уходит а я боюсь открыть глаза и трогаю свой мир как трогал дыру от зуба языком
в кармане член и три копейки что выберет твоя рука трамвайный маленький воришка в толпе прижавшийся ко мне
рожать ребенка от зилкова я не поеду в ваш роддом от лазарева мне подсунут и не докажеш ничево
а кто со мной повеселиться пишу я в чат на выходных но телефон меланхолично печатает повеситься
здесь с каждым днём прозрачней воздух и голоса протяжней до неразличимости с любовно прощальным зовом электричк
я выздоровел рос и больше не помещался в детский гроб и чтобы зря не пропадало в нём посадили огурцы
пересчитал зубцы расчёски остатками от глаз и рук хоть штото в мире твердой формы хоть штото чётное число
на шее павла красный галстук обозначает стрелкой цель куда поцеловать а красный что запрещается пока