Показаны записи 61 - 90 из 295
у камней каменное небо не изменяющее цвет воды размеренные капли и саламандры вместо птиц
несёт пустая электричка меня из питера домой и я читаю остановок названья задом наперед
я выздоровел рос и больше не помещался в детский гроб и чтобы зря не пропадало в нём посадили огурцы
и мы назвали это кошкой а как ещё нам называть что входит ночью и ложится в ногах андрея кузьмича
отец вернулся поздней ночью зашол проверить как мы спим и пахли тёмной зимней рыбой его штаны и рукава
зачем ты приласкала кошек в душе истерзанной моей теперь им хочется о ноги твои тереться и мурчать
здесь по проспектам ночью бродят тюленей тучные стада на сумрачных и влажных спинах играют блики фонарей
он слушает меня кивает дает платок нальёт воды обнимет и по спинке гладит как будто ищет кнопку выкл
в моем саду раскрылась роза хотел сорвать её и тут проснулся посреди пустыни и плакать нет во мне воды
я думал в стенах есть надёжность поэтому когда расстрел держался за стену но падал всё время падал как назло
под шкаф отходят босоножки и взвод резиновых сапог уже построился в прихожей по стойке смирно до утра
закрылась лязгнув дверь подъезда ушла подумал константин и убирает тапки чашку на место возвращает пыль
здесь море прячется от ветра в осеннем брошенном кафе и пишет руны мокрым пальцем на опрокинутых столах
потом ты думаешь что август ещё не кончился и ты сейчас докуришь и успеешь вскочить в поехавший вагон
к моим запасам странных звуков добавился ещё один который вырвался у мамы при их прослушивании
мы согревались камасутрой горела долго но смешно и непристойно шевелились картинки в пламени печном
прицелами соприкоснулись у президента на груди и ты мне уступаешь место перебираясь на висок
лежу в кровати и стараюсь на свет под дверью не смотреть не слушать музыку и мама стараюсь мама не кричать
в кармане прошлогодней куртки лежал автобусный билет и горсть монеток чтоб вернуться так и не брошенных тогда
как размножаются трамваи вот вы не знаете а я теперь ни ездить на трамваях ни размножаться не могу
сидят вороны на заборе а под забором я лежу смотрю невыклеванным глазом в пустое небо костромы
советский кафель попадает после ремонта прямо в ад на стены чтобы как больница или вокзальный туалет
адель выгуливает рыбу и вдруг навстречу густав климт пал на колени трогал рыбу за золотую чешую
фломастером рисую маме улыбку в паспорте и пусть все милиционеры знают на ком жениться надо им
снаружи отблески геенны похожи на костёр друзья подходят греются смеются гитару ктото достаёт
руфь посадила на прилавок большого сонного ежа и мне отсчитывает деньги за яблоки и молоко
выходит бог войны на площадь и начинает рисовать горящими карандашами карикатуры на людей
олег заглядывает в окна а в окнах нету никого все в горнице где нету окон где свечи чорные горят
в кармане член и три копейки что выберет твоя рука трамвайный маленький воришка в толпе прижавшийся ко мне
рожать ребенка от зилкова я не поеду в ваш роддом от лазарева мне подсунут и не докажеш ничево