Показаны записи 1 - 30 из 237
в картонном городе нет солнца есть только старенький ночник его включает пухлым пальцем смешной румянолицый бог
пингвины любят апельсины и улыбаются во сне когда им снится ярко рыжий большой как солнце апельсин
держитесь люди скоро лето хрипит динамик на столбе но пальцы слабнут коченея и снегом залепляет рты
пингвин уперся взглядом в солнце оно со скрипом подалось и ярко алым апельсином скатилось в чёрный океан
китайской девушке из ченду пишу печальные стихи срисовывая закорючки с коробки из под утюга
вы можете стать ближе к богу сказал архангелам исус иначе эти трое в рясах не попадают в объектив
олег родился сразу старым зарывшись в ветхое пальто в насквозь промерзшей электричке опаздывающей в норильск
илье вытряхивают душу и звонко падают на пол цветные стеклышки как будто рассыпался калейдоскоп
мой фюрер пробурчала ева полы помой полей герань потом иди себе командуй тирань
бог соберёт планеты в ящик протрёт космическую пыль от человечества оставив лишь быль
давайте думать о хорошем сказал по рации пилот у нас для этого осталось чуть больше сорока секунд
господь не стал любить нас меньше мы увеличились в числе что отрицательно влияет на концентрацию любви
я иисус сказал геннадий мы знали что не иисус но кто то должен в половодье ходить за солью и мукой
уже семь тысяч дней как осень над старым домом у ручья и черно белый лист каштана завис в секунде от земли
весной когда оттают души достану черный пистолет и в небо выпущу обойму горластых молодых грачей
сейчас тебя насквозь протыкну проткну исправил константин но было поздно и хлестнула кровь из протыкнутой дыры
олег семь лет прожив на солнце вчера вернулся в сыктывкар мать вроде верит но соседям всем говорит что отсидел
оксана как цветут каштаны идёт смотреть в соседний сквер а полицейским врет что серьги пошла закладывать в ломбард
аркадия рожали в поле под тихий шепот робких трав и пуповину перерезал ему случайный богомол
так надо говорит геннадий ловя тревожный взгляд жены и смело всовывает руку по локоть в теплый вязкий борщ
мне тридцать лет и я мужчина и я не стану объяснять зачем пижама мне с пингвином и портативный марсоход
я максимально обесснежен не дотяну до февраля врачи разводят молча руки в смятении гидрометцентр
во тьме блеснул холодный месяц кривым заточенным клинком а утром в придорожной яме нашли зарезанным петра
придет усталая с работы погладит спящих сыновей рукой которая за смену собрала сто фугасных мин
в колонный зал выходит путен подтянут и розовощек целует дам господ бросает по дружески через бедро
у николая нету пальцев но есть желание играть он тянет худенькие ветки в окно консерватории
четыре кенгуру и точка сказал уверенно илья глеб помолчал и отслюнявил ещё четыре кенгуру
таких обильных звездопадов не знали здешние места теперь все генерал майоры у нас включая грудничков
глеб обучение закончил на человека из метро зашел за турникет и слился с густой тягучею толпой
тридцать три коробки грязных денег в год отмывает в среднем опытный енот