Показаны записи 91 - 120 из 189
адель познала радость секса примерно в двадцать тридцать семь но где то в двадцать сорок девять он начал ей надоедать
когда вошла любовь петровна застыли лица у гостей погас камин и стало слышно как громко тикают часы
я собрала вчера все деньги что ухитрилась накопить и все сожгла и стало легче во всем отказывать себе
семен пощупал пульс у глеба потом пощупал у себя потом пощупал у оксаны и понял умер толко он
мы в атмосфере лжи и страха живем уже две тыщи лет она нам больше всех подходит из всевозможных атмосфер
в густой туман над бездорожьем несет семена космолет все дальше дом и лай собаки уже почти неразличим
аркадий вводит член в оксану а достает из зульфии и рукоплещет зал и просит еще раз фокус повторить
олег живёт под страхом смерти с оксаной в городе норильск поскольку по другой причине ни там ни с нею жить нельзя
а раз уж умер афанасий то и веди себя как труп и не ходи по дому с видом как будто все тебе должны
семен был человеком слова но слово это было хуй семену скажут дайте слово а он смущается молчит
семен пощупал пульс у глеба потом пощупал у себя потом пощупал у оксаны и понял умер только он
глеб стер из памяти оксану остался чуть заметный след как след от шины на асфальте у дома где она жила
страшней всего когда послали на конкурс пианистов в пермь а у тебя всего семь пальцев три из которых на ногах
ты ничего мне не сказала но по лицу я понял все и даже стоимость ущерба до третьей цифры угадал
мы оба двигались по кругу она на север я на юг периодически встречаясь на полуострове таймыр
семен не знал о том что умер и продолжал ходить к адель но ел уже без апетита и к сексу как то охладел
пришла оксана утром в школу в чем мать когда то родила чем разделила жизнь района на после этого и до
я разлюбил тебя оксана всем сердцем разумом душой как никого за эти годы и ни за что не разлюблял
петра казнили в среду утром на площади перед большим универмагом где когда то отец купил ему коньки
у зульфии четыре фена один большой для головы два что поменьше для подмышек и красный для интимных зон
вожатый позднего трамвая глядит в ночную пустоту и думает о том как долог и как тернист трамвайный путь
поговори со мною мама о чем нибудь поговори кричит евгений из утробы и зло пинает темноту
глеб написал роман о жопе хоть слова жопа в нем и нет оно сквозит во всех пейзажах в погоде в действиях людей
пришли к семену в крематорий стоим нарядною толпой и молча молимся чтоб пламя не перекинулось на нас
я забеременела сразу и очень быстро родила чтобы успеть как сдохнут дети пожить немного для себя
в иллюминаторе стиралки твое привиделось лицо его напомнил мне помятый когда то бежевый жакет
вчера читал чужие письма и с каждым словом ближе мне их становились адресаты и отправители родней
прошли года скончался мурзик дом обветшал и мы не те и зина с каждым днем все больше напоминает натюрморт
найти наш дом совсем нетрудно там где кончается асфальт к нему от бурого оврага ведут кровавые следы
семен с закрытыми глазами сидит у матери в гостях семену очень больно видеть как анна павловна живет