Показаны записи 91 - 120 из 144
прервав неловкое молчанье егор придвинулся к илье а вот сказал ещо бывает такая птица как пингвин
идут полки суровых бардов с гитарами наперевес на них щетинистые лица на них кора зелёных сосн
семён крадётся осторожно на полусогнутых ногах а следом на прямых аркадий ведёт его на поводке
железный ящик для окурков соплей и прочей шелухи хранит на дне души почтовой обрывок фразы щай навсе
каспаров смотрит на фигуры на старой шахматной доске где конь и слон жираф и заяц безумный водят хоровод
гигроскопичная оксана вмещает триста литров слез и под тяжелым взлядом мужа мгновенно фонтанирует
акустик старенький с подлодки войну забыл но каждый раз в комок сжимается услышав часы с кукушкой за стеной
на море лунная дорожка и в ней запутавшись пловец жестикулирует руками и что то сам себе кричит
в олеге жили два поэта один поэт писал стихи про море про мечту про мачты второй завидовал ему
в костюме члена очень жарко к тому же тесно и олег рукой перебирает ворот то отогнёт то вновь загнёт
а страшный суд совсем не страшный сказал с улыбкой сотона и все в ответ заулыбались и даже мёртвые и те
позвольте вдруг воскликнул виктор и тут же как то сразу сник а зинаида николавна уже позволила почти
в моё поношенное тело вселился злобный организм он ездит в теле на работу и им же делает её
живет в горах забытый всеми отшельник много тысяч лет и каждый день орла седого он кормит печенью с руки
катилось эхо вдоль опушки неслось росло как снежный ком и развалилось у деревни на в небо поднятых грачей
давай пойдем на пепелище я буду рисовать углём а ты мне соберешь букетик из проволок сгоревших роз
мне дорога к обеду вилка и потому всегда её кладу я слева ближе к сердцу а справа ножики кладу
аркадий метеозависим идёт ли снег идёт ли дождь он как послушная собачка идёт у них на поводу
во двор спустился сел на лавку и сигарету закурил а впереди полдня полпачки и возвращение домой
земля уже больна весною в прыщах зеленых косогор и поднялась температура и на реке ломает лед
тур хейердалу на контики вдруг стало грустно а вокруг лишь океан да за спиною сенкевич степь да степь поёт
олег в пупок оксане дышыт оксана напряглась молчит и в такт дыханью постепенно становится упругой грудь
олег на конкурсе олегов стоит понуро в стороне в полуфинале афанасий два николая и семён
в расчёт судьбы ошибка вкралась я на год раньше повзрослел и изза этого до смерти не дотянул двенадцать лет
такая у меня работа сказал сурово николай и затянувшись сигаретой такая тихо повторил
снег ни вчера не лёг ни завтра забыли люди про него и только дворники в тулупах стоят на улицах и ждут
кому в цеха кому в больницы а смерти павла повезло она рабочий день на яхте в открытом море проведёт
я градус выпитого долго и планомерно понижал покуда с ног валить не стала меня обычная вода
идёт закат кровавым тигром в полосках алых облаков и освежёванное солнце уже дрожит у лап его
на месте старенькой пельменной открылся модный ресторан меню всё то же та же мебель но контингент уже не тот