Показаны записи 1 - 30 из 151
увы в отличие от жопы мозги с годами не растут
высоко над лесом нам тревогой в сны ведьмы крошат жёлтый мухомор луны
оксана радостно запела неси меня лесной олень неси туда неси обратно олень уже хрипит оксан
олимп синеет над элладой олива старая в цвету и аполлон берёт кифару и тихим голосом поёт
какой же вы подлец аркадий и беспринципный негодяй мы убедительно вас просим прислать скорее резюме
хоть плачь поехали колготки точнее даже не они а катька в них в машину села опять к какому то козлу
твои отчаянные письма не удаляю никогда бывает так тепло ночами их распечатывать и жечь
таки бордюр или поребрик спросил растерянно терьер в тупик поставленный невнятным барьер
чебурашка молча загружал в седан из зелёной кожи новый чемодан
глаза наполнились любовью да так что лопнули к херам
ответы на вопрос что делать всё чаще тянут на статью
мы с братом родились недавно у юных сильных а теперь мы дети дряхлых внуки мёртвых вот как такое и зачем
и лось и леопард боялись тех леопардовых лосин
из под обломков выбирались дарт вейдер свой держа картуз и местный крайне невезучий тунгус
в клочья разметая ночи злую тень белыми цветами взорвалась сирень
давай сосиску заморозим че мы просто так елозим
не грусти что ветер яблонь цвет унёс всё вернётся светом августовских звёзд
враги кругом сказал аркадий равняйсь налево и бегом
по пояс замело дорогу до отдалённых солнц и лун осевшим пеплом книг сожжённых и брун
заявил приятель штангу подыму а ведь было люди жить да жить ему
уфо металось над уфою в безумном танце цирковом уфологи ликуют ступор у фом
неуловимый запах серы дурманит больше чем духи
голуби под крышей тузик в конуре май зеленоглазый плачет во дворе
скамейки пахнут свежей краской смеясь из парка мы бежим сплошь перемазаны зелёным и юбка и пиджак и май
отрезая лету все пути назад засверкала бритвой первая гроза
сыночек как дела спросила коса у топора войны
кровь мороз московский превратил в рубин а в глазах застывших прага и берлин
нету вас на свете нет уже и вдов с вами мы и корни колокольчиков
спокойны наши скорбь и память и не орут на площадях лежат холодными слоями в колодцах питерских дворов
упала цапля в рис на поле смеётся надо мной сосед зачем не ешь ты эту цаплю зачем горюешь ты над ней