Показаны записи 1 - 30 из 471
мы шли в коньках со стадиона на несгибаемых ногах а город ждал программу время в кастрюлях стыла вермишель
в тупакшакурошной под вечер все ганстарэперы поют про мазафаку чунгачангу и оклахомовский централ
мы так лежали после секса мы так смотрели в потолок что он обрушился а звезды сложились в слово ахуеть
смотрите как всё изменилось какая в городе весна и мы уже не те и знамя уже со свастикой несём
коалы держут в страхе зону заварят в кружке эвкалипт и воют песни воровские про воркутинскую весну
ходить за водкой ночью страшно повсюду кладбище и лес а не ходить ещё страшнее так что приходится ходить
ночь мужики в трусах и майках с балконов смотрят в небеса и в космос тайные сигналы шлют огоньками сигарет
мы заходили в город молча с засохшей кровью на штыках лишь марсельезу пел шатаясь трубач с разрубленным лицом
мне нужен клей чтоб склеить душу но в хозтоварах говорят пройдите прямо и направо в ликероводочный отдел
мой ангел снова снимет крылья чтоб не мешали за столом петь под гитару пить и плакать уснуть под утро в оливье
я потерялся и лет десять бродил по станциям метро определяя время года по шубам шортам и зонтам
твое молчанье режет вены тупым зазубренным ножом давай помиримся скорее поржом
я пропишу вам два минета сказал минетотерапевт вот направление в минетной отдайте старшей медсестре
победу отмечали молча из касок пили самогон а из резиновых дубинок погибшим делали кресты
скажите нет комочкам в каше противной пенке в молоке скажите да холодной водке тугим хрустящим огурцам
все повыхватывали пушки ножи кастеты топоры а мне супруга положила два бутерброда с ветчиной
пустите я стоял за этой красивой женщиной в пальто я отходил на две минуты побриться и сменить костюм
аркадий ранен канделябром не битой или молотком и потому медсестры сударь его почтительно зовут
вот новый кабинет министров точнее старый но теперь почти как новый только кровью слегка забрызганы столы
я вышла за вином и хлебом гласит записка на столе и я прижал лицо к прозрачной прохладе тонкого стекла
мне подменили чувство страха на чувство голода теперь придётся съесть всё что пугает тревожит мучает меня
когда пойдешь со мной на дело иди чуть сзади и не пой про то как ты и рабинович пошли на дело как то раз
все в файвоклокошной спокойно я в сером твиде крепкий чай швейцар на входе не пускает людей похожих на ворон
на смятой простыни остались твой чудный запах и тепло следы ведут туда где в космос мы улетали перед сном
меня опять везут в палату медсестры шепчутся живой один к пяти и прячут деньги в бездонных ливчиках своих