Показаны записи 1 - 30 из 285
почти поэт почти прозаик а также драматург почти во мне погибли ты их память почти
пингвин бобру твердил про море про льды про мачты каравелл бобр вяло слушал но про мачты просил подробней рассказать
сижу полдня со словарями пытаюсь дух перевести
большое матерное слово пытаюсь удержать в себе казалось смог но как нарочно ты появляешься в дверях
вы так раскованны геннадий как будто вышли из тюрьмы
неизлечимо сердоболен андрей но доктор прописал злорадносмехотерапию и три стакана желчи в день
ты поп нетрезв твой взгляд нечёток чуток ты чёток перебрал
передо мной стоит задача и нерешительно молчит я говорю ей будь попроще давай решайся говорю
я засекреченный сотрудник отдела носовых платков на мне испытывают сопли и прочие секреции
квадрат гипотенузы ранен и корчась дрыгает углом два катета схватив носилки ево уносят в лазарет
я из щадящего режима вхожу в безжалостный режим и резолюцию повесить красивым почерком строчу
я не смотрю в глаза картошке меня гнетёт её печаль и сам грущу её варя ли печа ль
простите вы не обознались спросила у семёна смерть когда он синими губами ей мама мама прошептал
смотрю одно и то же порно уже пятнадцать раз подряд и вдруг в конце финальной сцены квартиру нашу узнаю
из кабинета прокурора выходит радостный судья и незаметно под полою выносит смертный приговор
сапёр врывается в казарму с ужасной миной на лице
вы у меня восьмая надя за этот год сказал судья взглянув украдкой в длинный список неоправдавшихся надежд
а в пятой части серенады во время паузы для всех устав считать пустые такты завыл негромко литаврист
бывало режешь человека вдруг вспоминаешь ты хирург и продолжаешь методично уже без озлобления
сползла улыбка с моны лизы и никакой загадки нет простая баба из тосканы тоскливо пялит тусклый взгляд
ты так сумбурно выражаешь свою любовь ко мне что я представил как стремглав несётся табун стреноженных коней
всё началось с большого взрыва когда мальчишкой бог нашёл в овраге старую гранату времён межгалактической
я в петропавловске камчатском набрёл на улицу и дом воображаемые с детства где полночь прячется от нас
когда горючими слезами рыдает ольга к ней толпой бегут ребята с байконура с канистрами наперевес
весело на жертву посмотрел палач отрастёт другая не горюй не плачь
ирину бросил глеб и с горя пошла бедняжка по рукам в плоть растопыренных ладоней вонзая шпильки каблуков
евгений проглотил обиду но не насытился и вот бежит к недобрым чорствым людям и выжидательно молчит
людоед под вечер захотел пивка просит вместо воблы ушки пермяка
шпана у вкладчицы оксаны у банка просит снять штаны и ржот а ведь могли заставить снять с книжки сбережения
прощай сказал андрей и грустно взглянул на дверь и чемодан и я простила бы но слышу как убегает молоко