Показаны записи 1 - 30 из 348
по взлётной полосе оксана бежыт и плачет но бежыт роняет слёзы бусы туфлю и вот взлетает наконец
оксана плачет есть на это минут пятнадцать у неё час на уборку два на стирку и три на свитер довязать
я репетирую разлуку и долго долго вслед смотрю всем людям проходящим мимо и каждому шепчу прощай
я берегу фигуру речи после шести не говорю чужых не слушаю рассказов и не читаю на ночь книг
я обживаю рыбье тело но пластика его проста и мне какого то движенья как будто бы не достаёт
олег кричит ну ты и сука и вслед мне машет кулаком тогда и я ему махнула цветущей веточкой ольхи
когда внутри такое танго летишь вперед не чуя ног навстречу медленным машинам и неподвижным старикам
сегодня у меня поминки сижу с бутылкою вина и пью и всё пытаюсь вспомнить что нужно вспомнить и зачем
я из окошка вижу осень идет в поношенном пальто задумчиво неторопливо и без улыбки на лице
рисую линию на карте от пункта я до пункта ты она петляет вбок уходит и вырывается из рук
я смерть сказала смерть серьезно а где коса спросила я ты тоже веришь в эту глупость да отвечаю где коса
едва вползло на небо солнце погреться тотчас на лицо неловко выбралась улыбка и не согнать ее никак
я видела как на рассвете геннадий крылья прятал в шкаф как тяжело ступал и к двери паркет продавливая шол
я заглянула в мышеловку внутри был жареный миндаль кусочек сыра рюмка кьянти короче всё что я люблю
мир перестал быть безопасным я с облегчением вздохнул теперь мне можно не бояться бояться сколько захочу
я говорю себе будь взрослой будь сука взрослой наконец но я молчу я этой дуре не отвечаю никогда
гордыня алчность похоть зависть чревоугодье гнев и лень достоинства или пороки никак запомнить не могу
бывает любишь человека и машешь весело хвостом и лижешь губы лижешь руки но спишь на коврике одна
скажите всякому кто в наши засобирается края тот кто придет сюда с любовью тот и погибнет от неё
на совести у николая смерть пожилого хомячка погибшая герань и надин к чертям пропавший выходной
допив вино увидел пётыр с вином в усталый организм проникла истина штоб мучить его сияньем изнутри
на мне сверкающие туфли в руках тяжолый канделябр я буду петь и будет просто тебе узнать меня в толпе
я был булыжником и ветром и лисьим следом в ивняке самой лисой и лишь с тобою собой и чуточку лисой
смотрю на тело мёртвой птицы хочу понять и не могу ни почему она летала ни как устроено крыло
я выращен дворовой сукой я пил собачье молоко поэтому мой копчик ноет за двое суток до пинка
здесь очень тихо но при ветре стучит в больничное окно не ветка только тень от ветки и глохнешь так она стучит
зачем приходишь и зачем ты мне смотришь пристально в глаза я камень ножницы бумага тебе меня не одолеть
мороз и солнце и вприпрыжку несётся пушкин вдоль невы играет на щеках румянец ушанка съехала на лоб
к петрову водкину чапаев пришол и говорит рисуй но только быстро и красиво купанье красного меня
надежда дышит перегаром как дышат воздухом морским с улыбкой слабой отрешённо упёршись взглядом в горизонт