Показаны записи 91 - 120 из 897
лежу на льду и наблюдаю как подо льдом летает морж в бездонном мраке океана он ждёт серебрянных сельдей
к земле летели три кометы надежда вера и любовь и очарованные люди стояли головы задрав
мой дом открыт для тех то светел парализован и безног входите все вот вам тарелки вот вам стаканы и ножи
когда в домах и в мире траур когда укрыты зеркала поэт сидит улыбку пряча хороший день для пирожков
когда я выйду из больницы ты плащ мой серый постирай хочу чтоб ты меня встречала в плаще один рукав зашей
меня найти довольно просто идите в чум идите в цум в ашрам в больницу в синагогу и поднимите там глаза
обед особенный обычай особо обожаю ох обгрызть огромный оковалок овцы обжареной огнём
а жизнь диктует нам диктанты а смерть диктует отче наш и лишь любовь диктует вещи простые те же пирожки
осенний вечер воскресенье в дворах соседних жгут костры я вышел в парк с большим бидоном чтоб воздуха домой набрать
когда жена входила в спальню он закрывал глаза она была чудовищно прекрасна и нестерпимо хороша
как хорошо когда джакузи у нас там плавает минтай а что у вас пишите люди в джакузи кто живёт у вас
страшней всего когда бумага и мысль и муза и стихи но ручки нет и ночь и надо поспать ведь через час вставать
я прямо вижу как читают чужые люди мой пирог и плачут чорными ночами и стонут почему не я
стоит топор в углу веранды а люди кушают и пьют и смотрят в лес и смотрят в небо не замечая топора
прощай немытая россия тебя помыть я не могу вон человек с бутылкой фэйри быть может он возьмет реванш
прошел как танки день рожденья я выжил но совсем седой в руке стеклянная граната повсюду мёртвыя друзья
японец смотрит на японку японка смотрит на детей а дети смотрят не мигая на дождь идущий за окном
дубровский синими глазами смотрел на огонёк свечи а руки под столом собрали и разобрали пистолет
напала банда иисусов на поселенье мертвецов всех поголовно оживили и даже женщин и детей
смеёшься говоришь что пьяный и держышь за руки меня но я пою на весь троллейбус вот эту песню про любовь
когда играют кастаньеты когда звучит пожарный гонг идут по улице солдаты их ружья тёплые как соль
шаинский голосом спортсмена споет мне утром про летать про флаги и про космонавтов и я проснусь и полечу
стою в нефритовой футболке и малахитовых трусах и мне никак не поклониться вдруг если пушкин в дверь войдёт
на дне фарфоровой тарелки сквозь суп сквозь свёклу и морковь сквозь лук картофель и сметану я вижу стайку окуней
бобры входили в спящий бруклин прищурив пьяные глаза так человечество погибло и в мире воцарился бобр
здесь соловьи едят с ладоней и воздух можно пить ковшом а где то там дантес и пушкин танцуют свой смертельный вальс
а в риме велосипедисты надели траурный наряд футболки черные надели и шины сдули по чуть чуть
очки и лыжи снег и палки летит с горы мой президент и на лице такое счастье что всё готов ему простить
уже скребётся по сусекам то из чего родишься ты уже метётся по амбарам твоя душа мой колобок
седая мать надела платье надела бусы и очки надела туфли шарф и шляпу и быстро вышла на балкон