Показаны записи 1 - 30 из 954
идёт закат кровавым тигром в полосках алых облаков и освежёванное солнце уже дрожит у лап его
иду по лесу и не знаю где север запад юг восток и мох со всех сторон деревьев объеден кем то до меня
мы твёрдо знали направленье но с ходу въехали в туман и всё исчезло лишь колёса едва касаются земли
пока мы пишем в интернете друг другу всякую херню кроты минируют подвалы и оккупируют метро
дай говорю мне джим на счастье а джим собака недвижим и даже малость притворился чужим
нил армстронг стоптанные сланцы надел и вышел на балкон и на луну смотрел и плакал перебирая пальцы ног
ты рыба говорит оксана олег шевелит плавником и робко возразить пытаясь беззвучно открывает рот
олег решил назад ни шагу и сделав полуоборот довольно быстро удалился вперёд
дед не храпит наверно умер тихонько тикают часы крадусь в потёмках осторожно за сигаретами в карман
на сцену вышел голый ленский зал замер в полной тишине и станиславский поперхнулся на не
хочу весну поймать за шкирку спросить где шлялась прямо в лоб и мордой тыкать тыкать тыкать в сугроб
я кем родился тем и вырос а мог бы и марлонбрандом но всё решает пресловутый рандом
мы калькулируем пернатых а вы считаете ворон процесс один но взгляд с различных сторон
нет я не граф мадам я столяр не из парижу из твери позвольте ручку поцелую двери
рук человечьих отпечатки в снегах теряются вдали уехал цирк и акробаты ушли
на пешеходном переходе лежит подвыпивший матрос в переплетениях теряясь полос
стоят монтекки с капулетти строй в строй глаз в глаз живот в живот стоят молчат неровно дышат род в род
метро расплющило олега между оксаной и петром олег краснея ощущает их тесную взаимосвязь
на запах свежего картона в квартиру гости собрались и чуть поздней на звуки ножниц к ним подтянулся николай
лежу припав лицом к асфальту с опаской всматриваюсь как скользят безмолвно чьи то тени на двухметровой глубине
олег кружком илью обводит на фотографии друзей а через месяц равнодушно в кружке рисует жырный крест
я написал стихи про жопу ищу кому бы прочитать и вдруг в окне трамвая вижу твоё счастливое лицо
смертельной пулею убитый смотрю заворожонно ввысь где самолета чорный крестик висит на солнечных лучах
ко мне приходит эсэмэска всё отменяется сынок хотел ответить понял папа но руки заняты крестом
не отступая ни на йоту ах сколько было этих йот аркадий тратит всю зарплату на йод
ты у окна стоишь печально шкворчат котлеты на плите а я подкрадываюсь тихо пока что не решил к кому
зашто зашто кричит евгений скользя по склону ледника одной рукой взывая к богу другой рукой ища за что
уехать к бабушке в деревню пасти гусей рыбачить рыб корову с карими глазами кормить сгущоным молоком
оксана выглянув за угол вдруг видит угол а за ним ещо один а за четвертым видна оксанина спина