Порошок «в огне твои сгорают письма»

в огне твои сгорают письма которым скоро тридцать лет последний раз тепло мне дарят и свет
зачем вы нам загрунтовали табло прилётов и поверх нарисовали две картины не ждали и девятый вал
а моя любовь на сотом этаже я заколебаюсь подниматься же
жених был старый и в придачу унылый толстый бородач и это прочих не считая придач
буратино щепка чиполлино лук колобок лепёха круглая без рук
хранит молчание оксана в надёжном месте и петру как тот ни просит ни в какую его послушать не даёт
есть в спектре света белой ночи отдельный ультрафиолет который красит через кожу немного в голубое кровь