Непонравившиеся артишоки автора Трехдюймовочка

Показаны записи 1 - 30 из 63
одиннадцать девять плюс семьдесят два за ними тоска и усталость одиннадцать девять одиннадцать два старость
пульсируют ноздри в предчувствии щей не тех что люли на ибало а тех что едят под горилку и под сало
напялив пуанты и пачку надев стремлюсь я на сцену и что же ноздрями на попе шалит кое кто в ложе
в стране пандемия любовных утех висит объявление в морге привёз из японии в тридцать шестом зорге
стоим у ворот в белых пачках своих мозоли пульсируют ноги и всех балерин отправляют домой боги
достанет гордясь из широких штанин свою краснокожую штуку а люди ему не желают пожать руку
в прощальные платья оделся сентябрь и стерхи направились к югу а я взяв шандон курс на север держу к другу
в открытые окна вползает луна на кратерах мёртвые веки я ей предъявляю за место в аду чеки
от гематогена аж скулы свело вампиру второго разряда сидит на диете мечтая испить блада
спросил президента россии ваг гог хлебнувши абсента послушай а был бы ты рядом бескровно б помог уши
от попы одних неприятностей жди в трамвае метро и постели но голой не сдастся врагу как варяг хмели
две тыквы везёт на арбе мужичок цокочут с лошадкой лаптями одну на продажу вторую съедят сами
смолою закапано платье сосны берёзовым соком берёзы закапан подол мой солёной водой слёзы
троянским конём притворяясь вадим спешит на свиданье со мною он гриву покрасил для пущей красы хною
скрипела шульженко винильный романс созвучная с музыкой ветра окутало флёром волшебным меня ретро
в приватной беседе с исусом христом я в лоб вопрошаю кумира кто ж крикнул тогда на голгофе ему вира
я в штате айова мечтаю пожить а может быть в штате аёва ты мне помоги сделать выбор скорей сёва
в украинской хате тепло и уют и сала с горилкою вдоволь топорща усы наблюдает в окно гоголь
ты ставила мужу из спирта компресс а он наслаждаясь процессом по капле из марли в стакан надавил прессом
учили пикассо гоген и матисс азам рисованья студента импрессионисту важнее всего xenta
на мир посмотреть мы не можем с вершин как жаль что не птицы мы люди возьму и как крылья расправлю свои груди
любовь многолика порой от неё воробышком бьётся сердечко порою как геммор порой от него свечка
страницы из книжек глядят на меня глазами японских двустиший наполнилась ночь ароматом любви тише
в советском союзе парторги тайком обходят ночами погосты и бьют на крестах по приказу це ка госты
престранный на кладбище видел конфуз как старец столетний из гроба признался хреновый был гороскопист глоба
шезлонги бассейны айскримы вино внедрюсь в атмосферу бомонда в чулках полумаске я демо жена бонда
проктолог подать вам до децтва рукой достаньте и шлёпните тапком да жалко да очень но децтво накой бабкам
жетем написал иностранный жених а я по французски ни слова и лишь воробьиная сердцу близка мова
вторую он свежесть во мне увидал смотрите какой слабонервный не знает что он у меня вообще первый
в берете кашне под зонтом и в пальто бреду по осенним бульварам и попой хитро улыбаюсь вослед парам