Показаны все 28 записей
в пивную робко входит костя опять биндюжники встают спасибо парень что заходишь а то бы ноги затекли
олег давно порвал с нудизмом еще в две тысячи втором когда на пляже вдруг баклана голодный взгляд перехватил
олегу море по колено ведь он сидит на берегу и волосатыми ногами пугает маленьких медуз
олег в публичный дом на месяц купил себе абонемент не может без воды горячей а там джакузи и хамам
оборваны все струны жизни за исключением одной и очень хочется последний на ней аккорд не запороть
матрос ребёнка не обидит сказал олег на весь пивбар все посмотрели на матроса и тот олега отпустил
олег готовится к разврату берёт с собой презерватив бахилы шапочку для душа перчатки маску и очки
олег на самокарантине учебник дочки полистал и где то в старой сельской школе замироточила доска
гвардейцы кардинала плохо а мушкетёры хорошо ответил на вопросы сына трёхтомником дюма отец
оксану перестали лапать в трамвайной давке по утрам а вы что знаете о боли от самоизоляции
оксана перебросив ноги как в фильме основной инстинкт с размаху порвала мениски и выбила олегу глаз
хочу стать в старости индейцем и скальпы продавать на вес поигрывая трубкой мира углом прокуренного рта
приходит к деду наконец то от ваньки жукова письмо а дед работает морозом и не читая письма рвёт
седая мать малютку сына в слезах укладывает спать и счётчик гейгера включает чтоб колыбельную не петь
вот графоман кивнул аркадий и все взглянули на петра прижавшего к груди отцовский видавший виды граммофон
похмелье тайный код вселенной связь между телом и душой как отпечатки грязных пальцев своё у каждого из нас
когда сместится ось земная затихнут звуки на земле оставив на площадках детских качелей ржавых грустный скрип
обиднее всего когда ты не заплываешь за буйки не потому что запрещают а потому что нет буйков
они вошли в ворота рая а их распухшие тела в воронку чорную стащили крюком железным по весне
разлили молча по стаканам ну что погнали глеб сказал поехали поправил юра с газетной фотографии
вошла оксана в сон олега не хрупкой бабочкой ночной а как в террариуме к мышке голодный добрый крокодил
в вагон метро без телефона олег зашёл и покраснел и все двенадцать остановок себя изгоем ощущал
на битву с половцами вышли построились сомкнув щиты олег встал в первую шеренгу чтоб ничего не пропустить
саид уснул и не увидел как сухов прошагал вдали и комиссар с лицом джавдета садился в белый дирижабль
я знаю мопсы не собаки они кусочки доброты они приходят ниоткуда и растворяют нас в себе
зимой на кладбище сугробы и плиты чорные из них скрипит мороз и по портретам гуляет зайчик солнечный
под бесконечным звёздным небом стою я на краю земли соединившись тонкой струйкой с волной ласкающей причал
вчера петровича на стройке убило рухнувшей плитой и очень хорошо что в каске и что проинструктирован