Показаны записи 1 - 30 из 363
сперва приходят педофилы затем простых маньяков жди геронтофилов бойся позже а некрофилов смысла нет
мой дом теперь и твой оксана сказал олег ну проходи а эта женщина и дети здесь поживут еще пока
пока мужья на фронте жены им вышивают рушныки оксана крестиком а зелда из свастик делает узор
лежу в роддоме на кушетке и понимаю что вот вот родится тот кто похоронит меня однажды в феврале
когда идем с тобою вместе все звезды гаснут и цветы на клумбах вянут и машины сбивают намертво людей
стучит рогами анатолий в окна закрытого стекло ему никто не изменяет он просто очень хочет в лес
ты не пришел на перевязку и я ищу среди толпы людей в повязках белоснежных одну кровавую твою
жену в хорошую больницу с трудом устроил николай а сам с любовницей уехал на море в сраный коктебель
оксана локтем варит кашу губами штопает носки лицом закатывает банки чтоб не испортить маникюр
пришел молоденький солдатик от мужа весточку принес и я его благодарила всю ночь до самого утра
хочу уметь бесшумно падать лежать бесшумно и следить за тем как он идет бесшумно и рядом падает со мной
я узнаю по сигарете о настроении твоем когда закуриваешь плохо когда не куришь то пиздец
мы исчерпали наши чувства ты их черпал большим ковшом а я черпала их ладошкой и выливала в унитаз
идет безногий анатолий стоп как же он идет без ног а так как снег идет как осень идет за летом в сентябре
оксана в обморок упала чтобы олега развести на шубу новую и мазду а чтоб женился умерла
весна и почки распустились а у олега почки две весною этой отказали привет весна прощай олег
олег висит с петлей на шее олег выпрашивает секс но этот трюк оксана знает ее так просто не возьмешь
микрохирург по пищеводу к больному органу спешит и светит маленький фонарик на белой шапочке его
оксана плакала три ночи три дня молчала год пила но ничего олег не понял самец бесчувственная тварь
на дне моей души печали так глубоко что петросян ныряет в маске кислородной и задыхается в пути
у куклачева в теле мыши поэтому он бог котов а у шаинского качели поэтому он бог детей
олег отравленные письма шлет ольге но она жива лишь почтальоны еле ходят ногами черными от язв
на ужин жирная котлета в постели жирная жена не толстая и просто руки после котлеты не помыл
сижу в засаленном халате среди нечищеных кастрюль а за окном такое солнце что жить не хочется совсем
не лезьте мне под юбку федор в театре мы а не в пивной в пивной совсем другое дело пойдемте же скорей в нее
оксана смотрит не моргая на приближение любви потом моргает очень быстро но все любовь уже прошла
а это воздух настоящий учитель баночку достал и от восторга запотели противогазы у ребят
вот игорь он прекрасно водит спокойно нежно чуть дыша а петр педаль вжимает грубо и нервно теребит рычаг
олег испортился и пахнет но жаль выбрасывать его оксана нежно замотала олега в плотную фольгу
куда исчезли негритята олега спрашивает бог олег молчит и бог в потемках идет на запах негритят