Показаны записи 211 - 240 из 240
пора бросать абсент и водку перехожу на чай и квас поскольку я уже допился до вас
пишу роман где миром правит умалишённый наркоман но лишь засну он сразу правит роман
будь хоть вороной хоть лисицей несправедливость гложет мир авторитетно заявляю как сыр
порой уйти не даст из жизни отняв верёвки и ножи тот кто не даст потом спокойно дожить
прольёт чернила над строкою как масло чья нибудь рука и вот уже судьбы чернеет река
тонул в глазах её бездонных обломок выпустив весла а ты шла мимо и зачем то спасла
приобретённый глебом опыт с годами стал неоценим но годы опыт завершили над ним
устали жить в жестоком мире где вы страдалец и изгой скачайте и установите другой
глеб ощутил в душе тревогу когда по дому покружив нашёл на стенах семь граффити глеб жив
тянул упрямо с завещаньем и со смертельным ножевым ещё неделю притворялся живым
убийцы собственного счастья улыбку нацепив на лик весь век живут уничтоженьем улик
я стал прикармливать сквозь щели ползущее мне в душу зло и раздобрев оно уже не вползло
порой мне кажется как будто в меня с утра вселился бес сказал халат а доктор вздрогнул и влез
аркадий уходя из жизни не запер дверь и сквозняком пять душ невинных утянуло из ком
олег утратил непреклонность ища невесты эталон с тех пор как возраст стал заметно преклонн
я подлетел к концу туннеля а там веселье свист и гам и два фонарика прибиты к рогам
пил отражение из лужи в безлюдном парке городском и стал неотразим с последним глотком
я за тебя готов был сдохнуть и вот закрыв твои глаза я понял что всего труднее жить за
стоит магнитами покрытый мой холодильник как корой и я иду и покупаю второй
от тоски больничной виктор заскучал и покончил с жизнью главного врача
мы все грешны исус заметил прощение всего важней и каждый снял с души по паре камней
оксана варит мужу каши борщи компоты и харчо когда б не смешивала было б ничо
стой я не всё ещё сказала короче больше на постой сюда не смей теперь пошёл нет постой
опять душа рвалась на части и вновь я мучился в борьбе с неразделённою любовью к себе
скорее мы его теряем не стойте крылышки сложив но пётр устало бросил поздно он жив
по пьяни в парке снял одежду я ни с того и ни с сего уже четвёртый день гадаю с кого
никто не смеет мне перечить взревел портос допив бордо икнул и повторил печально никто
жив мёртв жив мёртв главврач гадает и лепестки ромашки рвёт раз пять воскреснув глеб боится что чёт
из глеба вышел классный лётчик актёр поэт и член жюри никто из них не задержался внутри
а вдруг пустые это бредни что в чьё то тело я войду душа в преджизненном шептала бреду